Публикации / Провинциальный декаданс
Донбасс и порожняк, или Почему не открывается «восточный фронт»

Сначала было недоумение, затем немногочисленные попытки обращений к жителям юго-востока и вот, наконец, четкое заявление бывшего министра внутренних дел Юрия Луценко о необходимости организации восточного майдана.
«Очень важное, что мы сегодня можем сделать для нашей победы - это сформировать восточный майдан. Люди с Восточной Украины, вставайте, хватит терпеть эту власть. Не верьте этой байде о кучке бандеровцев, которые захватили Киев», - призвал он со сцены на майдане Независимости.

Бывший полевой командир майдана-2004 зрит в корень: судьба нынешнего протеста в Украине будет решаться не в суде, как в 2005 году, когда был объявлен третий тур президентских выборов, и не в парламенте, и не росчерком президентского пера - только на улице, поскольку пока только улица продемонстрировала последовательность, целеустремленность, твердость. Только она увидела, что страной, по сути, пройдена точка невозврата - политическая, экономическая, да что там - моральная, но при этом только улица не опустила руки. ?ли скорее, не подняла их, сдаваясь на милость обстоятельств. Но! Для настоящей революции улице не хватает самой малости - единства востока и запада. Пока этого единства нет - в Украине нет революции, а есть гражданское противостояние, позволяющее власти обманывать (в первую очередь, себя), что желание перемен - лишь проплаченный каприз меньшинства. Поэтому майдану, безусловно, нужен восток. Но нужен ли майдан востоку?
 
рисунок снежное Народ: опыт не пропьёшь
 
 Журналисты и провластных, и оппозиционных СМ? проделали громадную работу, собирая мотивации жителей востока Украины по поводу неприятия майдана. Безусловно, заявления типа «майдановцы поломали лавочки и разрушили брусчатку» воспринимать как причину антимайдановских настроений нельзя. А вот к тезисам «Не позволим поставить Донбасс на колени!», «Мы не хотим перемен!», «Мы против бандеровцев», «Мы против Европы (США)!» стоит отнестись серьёзно, поскольку именно в них содержится большая часть ответа на вопрос: «Почему не открывается «восточный фронт?».
Сразу хотелось бы отвергнуть обвинения в том, что восток Украины традиционно населяют малограмотные работяги, которые не способны сложить 2 и 2 и понять, что хамство конкретного чиновника в конкретном маленьком кабинете конкретного маленького городка (или нечищеные дороги, или отсутствующая в кране вода etc.) есть следствие сложившейся системы, против которой выступает майдан. Способны. Традиционно в течение, по меньшей мере, полувека на Донбассе довольно высокий процент образованных людей - и шахты, и метзаводы предполагали хороший образовательный уровень, и он уж точно был выше, чем в разбросанных по полонинам карпатских сёлах.
Так почему же эти достаточно образованные люди, как за спасательный круг, цепляются за фразу про Донбасс и колени? Возможно, потому что слово «Донбасс» - то немногое, на чём держатся остатки былого чувства достоинства его тружеников. Это, выражаясь языком наших северных соседей, «духовная скрепа», такая же как «Великая Отечественная война». Все остальное у них забрали. Кем в недалеком прошлом были донбасские шахтеры и металлурги? Гегемоном, героями и, к слову, самыми высокооплачиваемыми работниками. Кем стали?..
?м в большинстве своём, и правда, было хорошо в СССР. Они не хотели верить (некоторые и сейчас не верят), что произошедшее с единым и могучим было процессом объективным, большей частью внутренним, к которому их гегемония имела непосредственное отношение. Увы, они, как никто другой, на собственной шкуре ощутили, что любые перемены - к плохому. Таков их личный опыт за последнюю четверть века. А опыт, знаете ли, не пропьёшь.
Всё остальное - «Европа», «США», «бандеровцы» - следствие пропаганды и ещё одна часть ответа на вопрос «почему не открывается восточный фронт». Безусловно, пропаганда велась и на противоположном конце Украины. Но нам досталось куда больше - по времени. ? по эффективности. Не по Галичине, а по Луганщине косой прошёл голодомор в 1932-1933-м; здесь расстреливали директоров, инженеров шахт и заводов в «35-м и других годах»... Поэтому не стоит удивляться, что здесь страх гораздо раньше сменился рабской покорностью, въелся в кровь и в плоть настолько, что его не замечаешь. Что не хочешь думать, кому и зачем понадобилось втолковывать нам, что «в спины нашим дедам стреляли бандеровцы» (наибольшая численность УПА - к лету 1944-го - до 30 тысяч человек), а не, например, власовцы (армия бывшего красного генерала Власова насчитывала по разным оценкам от 200 до 800 тысяч человек; одни только казачьи формирования в её составе насчитывали более 50 тысяч бойцов). Не хочешь думать и о том, что краснодонских мальчишек и девчонок пытали не фашисты, а полицаи - из местных донских казаков...
?, наконец, у востока всегда были проблемы с национальной идентификацией; его интернационализм был большей частью мнимым, связанным с тем, что на его территории собралось огромное число людей без роду без племени, без глубоких корней, без многовековых  духовных традиций, которые в отличие от «духовных скреп» естественны как дыхание.
В независимой Украине жителям Донбасса тоже не дали возможностей считать себя полноправными её гражданами. Прямо или исподволь с разных сторон втолковывалось: ты украинец, если говоришь на державной, считаешь Бандеру героем, а Шевченко лучшим поэтом всех времен и народов. Не удивительно, что многим оказалось проще чувствовать себя русскими (достаточно не задаваться лишними вопросами, как телеканал «Дождь»). Хотя на самом деле: ты украинец - если радуешься радостям неньки, и печалишься её печалями. ? ничего другого не надо. Во всяком случае, для начала.
Но начало положено не было. Единый народ единым не стал. А значит, не может выступать единым фронтом.
Восток не верит в те ценности, за которые стоит запад; он просто ещё не знает им цены. Человеческое достоинство? У нас оно гроша ломанного не стоит.      
  
СМ?: «все каналы врут»
 
Приходится признать, что влияние оппозиционных СМ? на жителей Донбасса ограничено. Даже смешно вспоминать, что когда-то здесь пытались отключать 5 канал. Зачем?! Его смотрят. Массово. Дома. На работе. В больницах. В салонах красоты. Смотрят и пропускают через собственные фильтры. «Все каналы врут!» - говорят на востоке, поскольку пару «не врущих» смотреть не любят. «Все каналы врут, не врет только двоюродная сестра моей тети, которая заработала на майдане 21 тысячу». Потому что 21 тысяча, это не эфемерное чувство собственного достоинства.
Телевизор жителей востока разочаровал, центральные телеканалы, в которых они только недавно увидели своих союзников в борьбе с коммунальными проблемами, бродячими собаками, взяточниками, предали их, назвав массовые выступления в поддержку ещё действующего президента антимайданами. На востоке очень здраво рассуждают об истоках «предательства», пеняя на хозяев телеканалов и ещё предполагая, что журналистов обидели «диктаторские законы».
Вообще, в критическом мышлении землякам не откажешь: они «расшифруют» любую телевизионную картинку и увидят на баррикадах на Грушевского если не американские валенки, то европейских геев. Увы, не подозревая, что интерпретируют увиденное и услышанное далеко не самостоятельно.
Словом, тем СМ?, что пытаются информировать по стандарту, - отделяя зерна от плевел, факты от комментариев, не оценивая ни то, ни другое, восток не переубедить.
Кроме того, все мы, люди, грешны: предпочитаем слышать то, что хотим услышать. А у пропаганды, в отличие от информации, есть особая, притягательная прелесть - она освобождает человека от необходимости решать, что такое хорошо, что такое плохо.
Восток от такой необходимости освобожден давно.
Поэтому не стоит переоценивать и влияние на его жителей самого свободного медийного сегмента - интернета. ?з океана этой нецензурированной информации наши земляки выберут ту, что созвучна их мировосприятию.

Лидеры: их нет

Восток в силу ранее названных причин более склонен петь хором и ходить строем, чем какая бы то ни было другая часть Украины. Поэтому здешним лидерам из Партии регионов не составляет особого труда (и особых средств) собрать многотысячную армию под своими флагами. Правда, эта армия очень легко и организованно может перейти и под другие знамена, если найдется харизматичный полководец с хорошо поставленным голосом и ресурсами. Но таких здесь нет. Так что устрашающая колючая проволока в Луганской обладминистрации и колоритные казаки выполняют здесь исключительно декоративно-пропагандисткую функцию.
Донбассу по-прежнему нечего терять, кроме своих цепей, и не от кого защищаться, кроме как от самих себя.

***

Судьба же украинской революции без «восточного майдана» при самом благоприятном для её апологетов исходе окончится полумерами, которые, не исключено, ещё на годы загонят многочисленные украинские болезни внутрь. А Донбасс снова окажется непричастным даже к этим, небольшим переменам - ведомым, обиженным, не желающим становиться на колени и не замечающим, что он, как и вся Украина, впрочем, уже давно стоит в куда более неудобной позе.

 

Рисунок Дмитрия Холодова, 10 лет, г. Снежное «Мне стыдно, что мой отец работает в копанке», фото: «Зеркало недели».