Публикации / Время, назад
Поиск длиною в жизнь
Нигде так не понимаешь смысла избитой истины, что война закончится только тогда, когда будет похоронен последний солдат, как знакомясь с работой поисковых отрядов. ?х члены поднимают из земли останки бойцов и командиров, возвращают их имена из небытия. Только в Луганской области это тысячи возвращенных потомкам имен. А всего из луганской земли энтузиасты ежегодно поднимают останки двух-трех сотен солдат и офицеров. Если возможно, расшифровывают смертные медальоны, сообщают родственникам.

В области действует несколько подобных организаций. Луганская областная поисковая организация «Пошук» объединяет в своем составе  12 поисковых групп.  Загибая пальцы дальше, можно выделить  поисковую  группу «Патриот» (г.Луганск), «Наследие», «Реквием» (г.Кременная), «Обелиск» (Северодонецк). Старейшим же является военно-патриотическое объединение «Каскад», дата основания которого – 1986 год. Тогда  его  нынешний бессменный руководитель Александр Гизай был студентом истфака луганского пединститута. Первоначально организация занималась военно-патриотическим воспитанием молодежи, подготовкой ее к службе в армии. ? лишь с 1989 года «каскадовцы» стали заниматься поисковой работой.

blank Судьба на узкой полоске
Солдатский смертный медальон использовался для опознания личности военнослужащих в РККА задолго до начала Великой Отечественной войны. Первые образцы изготавливались в виде плоской жестяной коробочки. Со временем стало очевидным, что она негерметичена, пергаментный вкладыш быстро приходит в негодность. Поэтому в марте 41 г. были введены в обращение новые медальоны – эбонитовые пеналы. На бланке вкладыша в соответствующие графы солдат вписывал: фамилию, имя, отчество; год рождения; воинское звание; где родился – республика, край, область, город, район, с/совет, деревня; данные о семье: адрес, Ф.?.О. жены, ближайшего родственника; каким РВК призван (районный военкомат); группа крови. Указывать наименование воинской части запрещалось. В ноябре 1942 г. вышел Приказ НКО № 376 «О снятии медальонов со снабжения Красной Армии». Это привело к увеличению числа пропавших без вести военнослужащих из-за невозможности установления личности погибшего.
Медальоны в годы войны также изготавливались из дерева и медных или латунных трубок в виде цилиндров, часто роль медальонов играли пустые патронные гильзы. Правда, многие солдаты шли в бой без «смертника» (так часто называли медальоны).  Якобы среди солдат бытовало суеверие, заполнишь вкладыш – убьют. ?ногда медальоны просто выкидывали или же носили в капсулах иголки, спички, махорку.

Сегодня, спустя двадцать лет, объединение может похвастать не только большим объемом проделанной работы, но и давними налаженными связями с коллегами из других регионов Украины и из соседних стран. Впрочем, работы на этом поприще хватит всем. Ведь, по официальным данным, на сегодняшний день по всей территории бывшего Советского Союза без вести пропавшими значится более 8 миллионов человек. Сколько их полегло в луганскую землю, сказать не может никто.


Бомбы под ногами

Работа поисковиков – на грани риска: всегда есть вероятность наткнуться на боевой снаряд. Только за последний год по «наводке» поисковиков взрывотехники уничтожили несколько тысяч единиц боеприпасов. Самая сенсационная и смертоносная находка была обнаружена 25 мая минувшего года возле поселка Боровское (неподалёку от Северодонецка), где информация поискового отряда «Наследие» помогла спасателям из МЧС обезвредить 413 боеприпасов времён второй мировой войны, среди которых пулемётные патроны, запалы, гранаты, артиллерийские снаряды и миномётные мины.

За прошедшее столетие несколько войн так прошлись по нашей земле, что  до сих пор во многих селах нередко даже обычные люди, далекие от военной науки, не видят ничего удивительного, если на своем огороде находят «подарок» военных лет. ?менно такая история произошла с жителем частного дома по улице Лермонтова в Зимогорье, решившим в один из летних дней сделать ступеньки к речке Лугань, которая протекает сразу за его огородом. Каково же было удивление мужчины, когда граблями  вместе со всяким мусором со дна (глубина в этом месте достигает полутора метров) он вывернул шестидесятилетней давности артснаряд калибра 80 мм.

Не удивляет обнаружение старых боеприпасов и жителей Кременского района, которые отлично знают, что во время второй мировой войны здесь в течение полугода шли ожесточённые бои за Привольнянский плацдарм. ? неизвестно, сколько ещё памяток войны таит в себе Кременская земля. Одну из таких памяток обнаружили грибники в начале июня прошлого года:  артиллерийский  снаряд калибра 152 мм. Отправляясь за грибами, трое молодых кременчан и не подозревали, какая опасная находка их ожидает. Поднимаясь по крутому берегу озера Глиняное, что в 8 километрах от города, один из грибников почувствовал, как под ногами осыпался песок, – и на поверхности показался ржавый артснаряд времён войны. ? таких случаев десятки.

Много находок непосредственно на счету волонтеров поисковых отрядов. На том же Привольнянском плацдарме летом минувшего года была найдена стокилограммовая (!) авиабомба советского образца. В земле на глубине двух метров её обнаружили члены областной военно-патриотической организации «Каскад», которые занимаются поиском и перезахоронением останков советских воинов.  Прибывшие на место происшествия пиротехники с большим трудом и осторожностью извлекли огромный боеприпас из земли, а также исследовали территорию в радиусе 100 метров. Бомба была вывезена в безопасное место и обезврежена.


Воспитание памятью

На территории нашей области  больше 18 месяцев шли тяжелые бои, плюс 212 дней длилась оккупация только Луганска. Понятно, что здесь неучтенных одиночных и тем более братских могил огромное количество.

«Если мы находим неизвестную, неучтенную могилу, проводим эксгумацию,  устанавливаем количество в ней захороненных, обговариваем с местной властью варианты перезахоронения, – рассказывает руководитель ВПО «Каскад» Александр Гизай. – Как правило, перезахоронение проходит на той территории, где мы нашли останки. Практикуется  подзахоронение. Останки укладываем  в гробы. В зависимости от количества и от сохранности останков это может быть от 8 до 12 человек в один гроб».

В последние годы «Каскад» при частичной финансовой поддержке облсовета  проводит общеобластную «Вахту памяти». Спрашиваю Александра Гизая о механизме поисковой работы. Он говорит, что прежде, чем производить поисковые работы в определенном районе, члены организации узнают данные о погибших. Для этого «каскадовцы» обращаются  в Центральный военный архив РФ (г. Подольск). Еще одним источником сведений являются  беседы с местными жителями. «?щем только неучтенные места захоронений. Среди останков могут быть личные вещи солдат, именные предметы, солдатские медальоны, по которым можно установить фамилию, имя, отчество, воинскую часть тех людей, которые погибли в этих местах. В земле многое сгнивает: одежда, погоны… Остаются лишь солдатские медальоны, обувь, ложки, монеты, фляги, зеркальца, перочинные ножики, патроны. ?х мы часто передаем в школьные музеи», – рассказывает Гизай.


По долгу забытых долгов

На сегодняшний день на счету «Каскада» 112 возвращенных потомкам фамилий погибших фронтовиков.
«В 2009 году мы обнаружили и провели эксгумацию 73 останков воинов Красной армии. Это 2 одиночные могилы и 3 братских. Могилы были найдены в Антрацитовском районе; на Привольнянском плацдарме, в Попаснянском районе, поселке Врубовка и на Белой горе. Останки 63 человек, найденных в поселке Врубовка 16 октября 2009 г., там же были и перезахоронены. – рассказывает Александр Гизай. – А вот останки солдат, найденные на Привольнянском плацдарме, до сих пор не перезахоронены и хранятся в Лисичанском военкомате.

К сожалению, были установлены имена и фамилии только двух  из шестидесяти трех. Об остальных известно немногое. Двое из них были в звании лейтенанта, а еще трое – женщины.  Главная находка – это солдатский медальон, который принадлежал рядовому ?лье Нечаеву.

 Те останки, которые найдены поисковиками во время осеннего этапа «Вахты памяти» 2009 года  в Антрацитовском районе, будут перезахоронены в этом году, найденные на Привольнянском плацдарме будут перезахоронены в Привольном. Тем более, что в Привольном работает своя местная группа.
Называется она «Реквием».


Пираты военных раскопов

Хватает в области и своих «черных» копателей. Места боев притягивают немало незарегистрированных любителей военной старины. Ведь эта часть истории стоит больших денег, и на черном рынке крутится немало воинских наград и медальонов, оружия, боеприпасов.

Руководитель ВПО «Каскад» Александр Гизай говорит, что остановить копателя прямо на месте раскопа невозможно: нет такого преступления в Уголовном кодексе. Да и закона о поисковой деятельности в Украине тоже нет. Привлечь к ответственности можно лишь за попытку вывоза взрывчатых веществ или при их хранении. Таких прецедентов даже старожилы от поискового дела припомнят один-два.

– Как «черные» археологи узнают о захоронениях? – спрашиваю я у Гизая.

–Так же, как и мы. Только у них все проще. ?м не нужны останки. У них аппаратура лучше. Мощные металлодетекторы, подводные и наземные. Плохо то, что они останки в лучшем случае могут прикопать, в худшем – просто разбросать. О морали и о памяти речь просто не идет, – сокрушается руководитель «Каскада».

Для поисковиков (а движение преимущественно молодежное, хотя есть и старожилы, «живущие» военными годами по два десятка сезонов) главный принцип работы со снарядами почти медицинский – не навредить.
А при обнаружении главное правило – вызвать саперов. Энтузиасты, с которыми мне довелось пообщаться, в один голос уверяют, что профессионалы от военного и поискового дела сосуществуют мирно – работа находится и для тех, и для других. Если только финансовая петля не задушит окончательно стремление молодежи к патриотизму. Ведь, хотя и принимаются различные областные программы, включая «Патриот Луганщины», но, как подтверждают активисты поискового дела, их работа держится сегодня почти исключительно на энтузиазме. Да еще и, как  уже говорилось, в условиях почти полного правового вакуума: едва ли не единственным нормативным актом, регулирующим деятельность поисковиков, является постановление Камбина еще 2000 года.

Тем не менее, несмотря на все трудности, работа продолжается. ? не рискуя ошибиться, могу предположить, что еще не один год израненная той Великой войной луганская земля будет присылать нам, ныне живущим, весточки с фронта.


Анна Маркевич